Узы любви. Любовная и философская лирика бесплатное чтение

Продолжая разговор о семнадцати золотых законах поэзии, остановлюсь на законе востребованности. Поэтическое, да и любое художественное произведение – это духовный хлеб нации, изготовленный автором для потребления. Цена этого хлеба определяется рядом составляющих. Одним из показателей качества этого хлеба есть востребованность произведения.

И здесь, поскольку на дворе действуют рыночные законы, проявляет себя закон спроса и предложения. Сегодня предлагается большое количество литературного материала, востребованным окажется только то, что помогает правильно сориентироваться на жизненном пути, выбрать правильное, ведущее к успеху направление, с пользой для себя найти выход из типичной проблемы, ситуации.

Цена строчки стихотворения определяется уровнем художественного произведения, уровень произведения-мастерством пишущего. Соблюдение семнадцати законов позволяет говорить о хорошей степени исполнения литературного материала, надеяться на соответствующий спрос со стороны читателя. Хочется верить, что авторы творческой группы «ОРФЕЙ» будут нести читателю то доброе, вечное, мудрое, без чего уже немыслимо существование современного человека и этот духовный труд будет востребован читателем.

Член Российского союза писателей А.В.Шамов

А ты, мне снова видишься княжною

Я знаю, за чертой земного круга

Осталась явь прожитых мной веков.

Осталась лет прошедших боль и мука,

И затерялась среди бед… любовь.

Пусть время к сердцу беспощадно,

И каждый день есть к совершенству шаг.

Видение ангела привычно и отрадно,

И перестал тревожить душу страх.

А ты, мне снова видишься княжною,

Российский снег и степь куда не глянь.

Горит камин, снег с ледяною тишиною,

И где-то рядом с нами новый автобан.

Я знаю, многое нам новый век откроет,

Найдёт душа стезю и магистраль.

Стих, что оставлю, дорогого стоит,

Поскольку, по торцу, вразрез писал.

Я, знаю…

Меня ты научила верить и мечтать

Ты помнишь… зимородка у ручья

За быстрою плотвой осеннею охоту.

Я был ничей, и ты… была ничья,

Упорно зимородок нырял в воду.

Оставили ему мы рыбу и ушли,

На берегу Днепра костёр палили.

В уединении… что с тобой нашли,

О жизни, о любви до ночи говорили.

Я призван был, ты обещала ждать,

Вещает знаки небо, годы разлучили.

Меня ты научила верить и мечтать,

Та первая любовь, как мы любили.

А годы, годы быстро пронеслись,

Есть перст судьбы, безумные решения.

Ты за границей я прошу вернись,

Решим мы главные все уравнения.

Ты помнишь…

Любовь раздает… справедливо Владыка

Чревоугодье… лишь мига мгновение,

Тайны пленительной сладок так плод.

Не был б поэтом, не знал б вдохновения,

Знаю, накажет за страсть и меня небосвод.

Узы любви, а судьба по годам многолика,

Ждут испытания и надо достойно пройти.

Любовь раздает… справедливо Владыка,

Ну, а свою нам с тобою, уже не спасти.

Узы любви, и конечно же чёрт помешает,

И перепутает всё, и чудо любви не спасти.

Ну, а судьба нам дороги по новой меняет,

Слова искупления, и трижды… прости.

Узы любви… только спалено данное счастье,

Шаг кобылицы и рысь мне уже не забыть.

Взгляд с под ресниц и конечно участье,

Вору… украдкой лишь можно любить.

Узы любви…

Из волка молодцем к порогу обернусь

Костром горит калина молодая,

Под осень девица на выданье она.

К ней ветер сватался, листвой играя,

Ей дождик ночью приносил вина.

В твоей душе есть что-то от калины,

Одна ты можешь так любить меня.

С тобой от лета пьем святые вина,

В твоих глазах свет ясный вижу дня.

Одна ты в снах со мной, в дорогах,

К тебе одной, в твой дом вернусь.

Молитвами твоими жив от Бога,

Из волка молодцем к порогу обернусь.

Костром горит в снегах калина,

И ты на грудь мне голову склонишь.

И пусть январь за дверью нашей стынет,

Ты на руке моей спокойно спишь.

Одна ты…

Моей Галатеей ты долгие годы была

Забытое счастье, ночь чёрная рядом,

Рвёт ветер холодный снег с крашеных крыш.

Судьбы знак – декабрь мне шепчет: так надо,

Душа пробежалась по снегу и ввысь.

И что ей тот холод для сердца смертельный,

Босая по снегу… что в ад ей, что в рай.

Пришёл в декабре, ухожу, небу верный,

Ты… счастья, что было, не забывай.

Безумный мир этот, жестокий, порою,

Нам снился и снилась жар —птицей любовь.

Одна на двоих, и мы звали своею судьбою,

Мечты, как и птицу из радужных снов.

Делили с тобой, отдавали, любили, хмелели,

Моей Галатеей ты долгие годы была.

А души на крыльях до солнца порою летели,

Ушла ты, и вмиг всё с собой унесла.

Безумный мир этот…

Страны, море, парус, корабли

Сердце рвётся словно парус,

Стрелки топчутся вперёд.

Коль не смел, живи, как страус,

А сосед… о счастье врёт.

Но, когда мечты в видениях,

Страны, море, парус, корабли,

Сны в желанных откровениях,

На китах весь шар Земли.

Ты оставь уют квартиры,

Есть рюкзак, кроссовки в путь.

Есть гитара, слово Лиры,

Вольно дышит с шагом грудь.

Теоремы соль и есть легенды,

Хлеб солёный в день, вода.

Ухожу опять искать надежду

Там, где в тетраэдре города.

Остатки чувств, как жемчуга, храня

Воздушной паутиной это бабье лето

Накрыло счастье в позднем сентябре.

Любовь украли, чувство без ответа,

Бессонница осталась, строчки на заре.

Одна она была моей мечтой, отрадой,

Была родной мне и роднее не бывать.

Любовь украл сентябрь, ему наградой

Она была, зачем… ему не приказать.

Воздушной паутинкой рвётся счастье,

Так горестно быть третьим по судьбе.

Последний раз держу твоё… запястье,

Одним поэтом стало меньше на земле.

Романтика и страсть, осталось… сторге*,

Любовь на чувстве долга только у меня.

Не спится, быть мне одиноким волком,

Остатки чувств, как жемчуга, храня.

* Любовь на чувстве долга, без предательств

А за стеною без тебя грустит фагот

Любовь отшельница гуляла до ночИ,

Двое делили в малость крохи счастья.

Ты, милая, потом, письмо мне напиши,

Порадуй голограммою… отчасти.

И, как бы, босонож к кровати подойди,

Воды подай с ковша, так сердцу жарко.

Слова простые русские с теплом скажи,

Пролей любовь свою не за подарки.

Любовь отшельница и, право слово,

Ты заграницею который божий год.

Поверила чему, и любишь там другого,

А за стеною без тебя грустит фагот.

Дождь за окном и в слёзы тишина,

Любовь приснилась в этот поздний вечер.

Давно один живу я, да и ты давно одна,

Привет принёс твой из Парижа ветер.

Любовь отшельница…

Моя ты Пенелопа, твой я – Одиссей

Лазурь и свет пришедшего восхода,

Редеет ночи быстро бархатная тьма.

Исчезли муки выбора – нужна свобода,

И на приливе сил надеждой жизнь светла.

Любви придёт нежданная награда

Душе моей средь солнечного дня.

И цвет надежды белый, радостью из сада,

Как ближним и себе прощенная вина.

Меня ты этой ночью… очаруешь

Нежданной духа силой, верою своей.

Так страстно шепчешь ты, и так волнуешь,

Что мало времени для этой жизни всей.

Для верящего в счастье всё возможно,

Не просто сразу разобраться в жизни всей.

Талант любви – есть сила, не подложна,

Моя ты – Пенелопа, твой я – Одиссей.

Твой шёпот, смех, обманы, сила плена

Стихи, как тайны… в код слова,

Простая строчка, голова кружится.

В костёр души летят слова-дрова,

Мне узость талии твоей приснится.

За дымкой берег крымский, ты идёшь,

Качаешь бедрами, под ветром гнешься.

Ты слов и счастья от поэта ждёшь,

И мило на рассвет немой смеёшься.

Несёшь себя, и что все перемены,

Одна ты в этом мире, нет другой такой.

Твой шёпот, смех, обманы, сила плена

Творят невообразимое со мной порой.

Я грежу прожитым, тобой, былым,

И проблеск истины ложится в строчку.

Та правда естества… нужна двоим,

Когда снимаешь на глазах сорочку.

Стихи, как тайны…

Мои стихи о жизни, о любви и смерти

Предполагаю, но не утверждаю,

Что миссия поэта души просветлять.

От пустозвонства ухожу и понимаю,

Не просто вещи сложные писать.

О магнетизме женском я пишу сонеты*,

Исследую сокровища владычицы души.

На чувства разум наложил вдруг вето,

Я мыслю… – пишут текст карандаши.

Мои стихи о жизни, о любви и смерти,

Остались словно поступь прошлых лет.

И ангел что-то по судьбе вновь чертит,

И образы является, а к ним портрет.

Стихи, как исповедь и как молитва,

Стихи, как откровения в судный час.

Искусно вяжет мысли на излёте рифма,

И суждено не всем подняться на Парнас.

Предполагаю…

*Ссылка на роман, что написан английским сонетом,

«ГЕРОЙ НОВОГО ВРЕМЕНИ»

Я был готов принять на веру свет очей

Ты в платье полосатом, дождь косой,

Посередине лета в лужах пляшет счастье.

С твоей улыбкой быть тебе звездой,

Клянусь святыми, счастлив я участьем.

И в мире не было минуты той важней,

Когда соединились с чувством наши руки.

Я был готов принять на веру свет очей,

И был готов делить как свет, так муки.

Что нас разъединило, сразу не понять,

Души тогда две, что у неба попросили.

Судьба вмешалась и, обречены терять,

А может мы тогда с тобой поторопились.

Ах, сколько лет прошло с минуты той,

Не лечит время прошлой сердца раны.

Ты стала, милая, давно чужой звездой,

И хорошо, что не мои давно твои обманы.

Посередине лета…

Да, у Бога всё вовремя, собраны камни

Есть у сердца та тайная связь Мироздания,

Что скрижали письма прочитает шутя.

Над раскрытой тетрадкой поэта признания,

И открытья, и тайны, что прячут лета.

Ностальгия – она, извини, не о странах,

Ностальгия о счастье, духовной стезе

Посещает меня и, как будто с экрана,

Мне Создатель пророчит о счастье и зле.

Снова грусть одолела, видения толпятся,

Тебя вспомнил, и счастье в любимых глазах.

Продолжение книги